Футбол

10 октября 2023, 00:00

Назад к федунизму. Лучше бы «Спартак» проиграл ЦСКА. Мнение Егорова

Дмитрий Егоров
Автор отдела футбола
Жесткая точка зрения обозревателя «СЭ».

Мнение

Когда думаешь о героическом спасении «Спартака» в матче с ЦСКА, вспоминаешь, что иное поражение значит больше, чем победа.

И прошу прощения, но приведу пример из собственного опыта. Уже в течение полутора лет я являюсь владельцем и менеджером футбольного клуба — правда, в неоднозначной, любимой молодежью и отрицаемой взрослой частью болельщиков медиалиге.

За короткий период мы прошли большой путь: от команды, за которую выступают блогеры без футбольной школы, до клуба, собранного из профессиональных игроков, в том числе в недавнем прошлом звезд российской премьер-лиги. Повторю, времени прошло не так много, но общая тенденция в поведении участников процесса столь очевидна, что ей просто нельзя не поделиться.

Так вот, основной принцип футбола, во всяком случае в России, — кастовость, а побочное явление — разрушение того, что строил не ты, или, если в обратную сторону, того, что могут построить вместо тебя. И противодействие этому хаосу может заключаться лишь в четкой структуре и тотальном доверии одному из лагерей без допуска мысли о том, что антагонистов можно развести путем сдержек или противовесов, кнута или пряника.

Так вот — к личному примеру. Наша команда «Броук Бойз», кто бы ни был номинальным спортивным директором, в течение длительного времени выстраивалась за счет бывших профессиональных футболистов. Виталий Дьяков был капитаном, лидером, хозяином раздевалки, и он же негласно формировал костяк, в основе которого находились его друзья и футболисты РПЛ — тренер, интеллигент и важнейший игрок Антон Соснин, а также Арсений Логашов и Георгий Тигиев.

Их помощь была необходимой, ее невозможно недооценить, однако в ключевой момент случился провал в главном турнире, а руководство решило модернизировать трансферную политику, пригласив спортивного директора Артема Хачатуряна. Который, не имея и третьей части зарплатного бюджета нашей команды, не просто довел свой прежний клуб до «Финала четырех», но и открыл новых звезд, параллельно продав нескольких игроков в рамках медиалиги. Мы хотели и экономить, и побеждать.

Наша задумка действительно казалась наивной и простой: совместить мастерство клана опыта с энергией и нестандартным подходом клана прогресса. Результат получился нокаутирующим — уже через месяц клуб не только не прибавил, но и погряз в склоках. За один день ты мог получить перекрестные сообщения о том, кто на самом деле разваливает клуб. Костяк не устраивали новые футболисты, отсутствие прежних поблажек и, что самое главное, отказ в приглашении титулованных друзей, прежде выступавших на высоком уровне. Спортивный же директор прямо говорил, что главный из ветеранов делает раздевалку токсичной, противопоставляя коллектив руководству. Если говорить проще, то обе стороны раздражало, что у них нет полной монополии на власть: одни ее теряли, а другие не могли ощутить в полной мере, из-за чего вступили в холодный конфликт, взяв в заложники весь клуб.

Что-то подобное, к слову, происходило и в постчемпионском «Спартаке». «Спартаке», где лагерь старожилов (от игроков до персонала) и официальных менеджеров клуба противостоял лагерю новой волны из вновь подписанных футболистов, тренера и близких к нему внештатных сотрудников. Не приходится сомневаться, что Леонид Федун предполагал, что обе стороны, в том числе через конкуренцию, дополнят друг друга и сделают команду лучшей в России на долгие годы. Но на самом деле владелец сломал вертикаль, запустил процедуру дележки клуба и устроил тот самый холодный конфликт, в который по доброте душевной не вмешивался больше года, исполняя кота Леопольда с идеологией «Давайте жить дружно». И вот так дружно обе стороны, руководствуясь, возможно, в своем понимании самыми благими идеями, съели и тот «Спартак», и друг друга.

Леонид Федун.
Фото Федор Успенский, «СЭ»

Оглядываясь назад и задавая себе вопрос: «А что мог сделать Федун?» — могу дать простой ответ. Оставить один клан. Любой. А от другого откреститься и отправить домой. Заявить: «Я доверяю только этим людям, это наша стратегия, она будет такой». Быть может, Федун и был готов это сделать, но, как ни странно, мешали базовый уровень команды и локальные успехи. Ведь за провалами и следовали победные серии — они давали надежды, которым в итоге именно из-за склок и не суждено было сбыться. Таким образом, выждав больше года и игнорируя износ и трещины, «Спартак» сам оказался разбитым корытом.

В ситуации же с моей командой помог несчастный случай. Мы не без приключений в организации отправились на матч с «Оренбургом» из РПЛ, получили девять мячей, а вместе с ними и открытый скандал. После него все-таки принято решение выбрать сторону, с которой мы готовы идти дальше и которой готовы полностью довериться. В итоге все недовольные ушли. В клубе остался спортивный директор, который привел футболистов и тренера. Тренер привел свой штаб. Клуб обеспечил тренера лояльной администрацией. С тех пор за полгода команда, которую причисляли к аутсайдерам, проиграла в медиалиге в основное время лишь один матч — самый первый. А также уступила в финале другого крупного турнира при 22 000 зрителях на «ВТБ Арене», что само по себе считается большим успехом. И дело здесь не в том, что одни — плохие, а другие — хорошие. Вовсе не беремся это утверждать. Просто в России всегда нужно выбирать одну сторону и знать, кто, перед кем и за что отвечает.

Такая система годами работала в ЦСКА, где имелась вертикаль в руководстве, а вместе с ней — полное доверие Березуцким и Акинфееву без попытки поставить под угрозу их статус. Хорош был «Зенит», который позволил себе расстаться со становившимся токсичным Дзюбой и доверился Семаку. И лишь в «Спартаке» остается все тот же федунизм — уже без Федуна. Федунизм, где, как уже писал, непонятно, кто за что отвечает. Где непонятно, кто занимается трансферами. Где неясно, кому подчиняется тренер. Где приводят игроков на место капитана и лидера, имеющего полное влияние на русскоязычную часть раздевалки, при этом делая вид, что на этого лидера все еще рассчитывают.

Все это выглядит как типичное разрушение, связанное с нерешительностью или, если хотите, нежеланием принимать поспешные меры. И чем дольше это разрушение продлится, чем позже меры будут приняты, чем дальше они станут оттягиваться с помощью случайных отскоков в таких, на самом деле бездарных матчах, как с ЦСКА, тем больше, намного больше времени займет восстановление. Руководству «Спартака» пора выбрать сторону и понять, готово ли оно отдать клуб юному экспериментатору Абаскалю полностью, заявив об этом открыто, на публику. И если ответ «нет» — то скорее принимать решение.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.