Олимпиада

Олимпиада

10 февраля 2023, 21:40

35 стран настаивают на полном отстранении России от Олимпиады-2024. Будет ли бойкот?

Олег Шамонаев
Шеф отдела спорта
На саммите министров спорта в Великобритании прозвучали странные предложения о включении российских и белорусских атлетов в «сборную беженцев».

Министры спорта 35 стран западного блока (государств Евросоюза, Великобритании, США, Канады и Японии) по итогам саммита в Лондоне высказались за тотальный запрет выступления на Олимпиаде в Париже атлетов из России и Белоруссии. Впрочем, эта позиция не имеет особого значения, поскольку вопрос находится в компетенции МОК — эта организация очень нервно реагирует на давление со стороны властных структур. Гораздо важнее, что конкретных решений по поводу бойкота Игр-2024 в случае появления на них наших представителей не принято. При этом Польша высказала очень странную идею о допуске на Игры «оппозиционных спортсменов» (вероятно, имеется в виду тех, кто покинул Россию и Белоруссию по политическим соображениям) — их предлагается включить в «сборную беженцев».

Политическое давление нарастает

Стремление прямо сейчас отреагировать на возможный допуск россиян на Олимпиаду-2024 с самого начала казалось странным, поскольку никаких решений на этот счет ни МОК, ни оргкомитетом пока не принято. И вряд ли это произойдет раньше лета 2023 года. Тем не менее министры спорта 35 западных стран решили авансом продемонстрировать солидарность с украинскими коллегами, которые уже две недели грозят бойкотом Игр в Париже в случае допуска туда россиян даже в нейтральном статусе. Такая вероятность появилась после того, как МОК под давлением ООН предложил отказаться от дискриминации спортсменов по национальному признаку и смягчить санкции в отношении российского и белорусского спорта.

Из национальных олимпийских комитетов явное желание поддержать бойкот за компанию с Киевом пока высказали только в Латвии. Однако практически во всех правительствах западных государств настаивают на том, что россиян и белорусов в Париже быть не должно — ни с флагом, ни без флага. Собственно, это мнение подтверждено и сейчас на саммите. По неофициальным данным, против высказались только Греция, Франция и Япония. Вопрос только в том, насколько далеко готовы зайти наши оппоненты, если МОК продолжит линию по отказу от дискриминации. Министр спорта Польши Камиль Бортничук, один из инициаторов саммита, заявил, что говорить о массовом бойкоте пока рано.

Камиль Бортничук. Фото Global Look Press
Камиль Бортничук.
Фото Global Look Press

Надо полагать, что до реальных действий по отказу от поездки в Париж может дойти не ранее чем через год. И здесь последнее слово опять-таки не за министрами, а за национальными олимпийскими комитетами — именно они являются участниками ОИ согласно хартии МОК. Чисто теоретически НОКи могут проигнорировать позицию своих правительств — такое в истории уже происходило. В противном случае им грозит отстранение от Игр на срок до восьми лет. Конечно, если глава МОК Томас Бах в ситуации жуткого политического давления не даст заднюю и не откажется от проекта по допуску россиян и белорусов в нейтральном статусе.

Новая разновидность санкций

Отдельно стоит разобраться с идеей со «сборной беженцев». Этот проект возник в 2016 году и с самого начала воспринимался неоднозначно. Мысль в том, чтобы предоставить площадку для выступлений на Играх тем атлетам, которые не могут представлять свои страны. Например, из-за дисквалификации национальных комитетов или их недееспособности по причине форс-мажора. Также под категорию «беженцев» подпадали спортсмены, мигрировавшие по экономическим или политическим причинам и утратившие связь с НОК родины. Например, на Играх-2020 в такой команде были сирийцы и иранцы, притом что сборные Сирии и Ирана участвовали в Олимпиаде без каких-то ограничений.

Может ли включение россиян и белорусов, да еще и «оппозиционных», в число «беженцев» в Париже-2024 стать неким «компромиссом» — как уверяет Бортничук? Не совсем понятно, нужен ли вообще МОК компромисс с кем-либо в такой ситуации. Наверное, западные министры были бы рады, если бы у наших атлетов появился стимул объявить о своей «оппозиционности» ради допуска на Олимпиаду. Однако законность такого шага вызывает огромные вопросы. Как и то, имеет ли олимпийское движение право указывать спортсменам, в каком политическом лагере они должны находиться. Если подобное произойдет, это точно последний гвоздь в гроб лозунга «Спорт вне политики».

Томас Бах. Фото Global Look Press
Томас Бах.
Фото Global Look Press

Российские и белорусские «беженцы» как еще одна разновидность санкций — такая изуверская идея более-менее понятна. Но как альтернатива нейтральному статусу — это полный бред. Ведь на трех последних Олимпиадах наша делегация, несмотря на отсутствие флага, все равно оставалась командой. Если же этого не будет, если атлетов из РФ и Белоруссии загонят в некую «бригаду мучеников», да еще и заставят официально отречься от своей страны... Какой тогда смысл вообще в централизованной поездке в Париж? Пусть тогда «беженцами» туда отправляются частные лица, если захотят. Хотя хотелось бы верить, что до подобных крайностей дело все-таки не дойдет.