Новости
Меню

Футбол

27 июня, 13:00

«Со сборной России я закончил...» Откровенный Федор Кудряшов

Заместитель шефа отдела футбола
«СЭ» поговорил с защитником «Антальяспора» — о жизни в Турции, Карпине и Дзюбе.

Свое последнее интервью Федор Кудряшов дал через две недели после рокового автогола в Сплите. И завершил его словами: «У меня есть мечта: поехать на чемпионат мира. Для меня это было бы прекрасным окончанием карьеры в сборной».

Спустя полгода мы встретились снова — и узнали о новых планах нашего легионера в Турции, который не собирается возвращаться в РПЛ, нанял тренера Модрича и Буффона и хочет играть до 40.

«Как Адриано и Фернандо не оставили в «Спартаке»? Оба до сих пор в порядке!»

— Прошлым летом ты подписал контракт с «Антальяспором» на сезон с возможностью продления еще на год. Ты остаешься в Турции?

— Соглашение было по схеме «1+1», а для пролонгации нужно было сыграть в 20 матчах в стартовом составе. Я перевыполнил это условие, поэтому — да, следующий сезон отыграю в Анталье.

— За четыре года в Турции был момент, когда хотелось все бросить и вернуться?

— Год назад, когда был без контракта, подумывал: может, завязать с футболом?

— Даже так?

— Ну да. Но спустя два-три месяца, после того как продлил соглашение и начал тренироваться, понял, что нереально хочу продолжать. Причем не год-два, а больше! Если здоровье позволит, конечно.

— В «Антальяспоре» ты играл с Подольски и Нури Шахином, а до этого зажигал в «Истанбуле», где было еще больше звезд. Кто из них поражал на тренировках?

— В Стамбуле выделялся Эдин Вишча, который сейчас в «Трабзонспоре». И Гаэль Клиши — он был моим конкурентом по позиции. Клиши я реально восхищался и даже пытался что-то перенять, но он объективно сильнее, поэтому пробиться в состав было непросто.

В Анталье назову не Подольски и не Шахина, а Налдо — он сумасшедший профи. Из всей команды до и после тренировки в зал ходим только мы вдвоем. Но по характеру он гораздо стабильнее меня: если у меня что-то случилось, то бывает сложно переключиться. А когда выходишь на поле, в идеале нужно забывать обо всем. Но у меня все равно эмоции захлестывают. Налдо в этом плане непрошибаемый.

Федор Кудряшов (слева). Фото из личных соцсетей
Федор Кудряшов (слева). Фото из личных соцсетей
из личных соцсетей

— Подольски и Шахин что-нибудь рассказывали о топ-клубах, в которых играли до Турции?

— Больше рассказывал Нури. Часто приводил в пример Роналду, с которым играл в «Реале». Вспоминал, как Криштиану готовился к тренировкам и восстанавливался после. Молодым это полезно знать — а те, кто постарше, уже в курсе всех деталей. Игнашевич — ярчайший тому пример. Для меня как для человека, поигравшего у Черчесова и Бердыева, там тоже мало открытий.

— Осенью Шахин завершил карьеру и возглавил «Антальяспор». Он младше тебя — как ты отреагировал?

— У нас хорошие отношения, но поначалу я сомневался, получится ли у него. В клубе даже обзванивали опытных игроков и узнавали мнение. Я честно сказал, что не знаю: «Это ваше решение, я в него не вмешиваюсь». Были и те, кто ответил: «Я за». Вообще, в Турции у руководства очень тесный контакт с футболистами. Нет такого, что владелец или президент приходят только на игры — наоборот, появляются очень часто и спокойно идут на контакт. Думаю, отчасти кандидатура Шахина так и возникла — причем они ему сразу дали пятилетний контракт! Хотя еще год назад Нури сам подходил ко мне и спрашивал: «Ты тренировать-то не собираешься?»

— Зимой «Антальяспор» подписал Луиса Адриано и Фернандо. Как они?

— В порядке! Честно, я не понимаю, почему их не оставили в «Спартаке». Адриано уже 35, но он в фантастической форме и один из наших ключевых игроков. Может сыграть на острие, в оттяжке — прекрасно справляется со своей ролью, как и Фернандо.

Помню, Адриано только прилетел из Бразилии, а уже через сутки, несмотря на разницу в часовых поясах, вышел играть против «Бешикташа». Кричал: «Я выйду! Я готов». И качественно отработал 70 минут.

Фернандо — то же самое. Казалось бы, приехал после Китая... Но через неделю был идеально готов.

— По-русски общаетесь?

— Да, они неплохо говорят. Сразу меня вспомнили — мы пересекались в премьер-лиге, когда Фернандо и Адриано играли в «Спартаке», а я в «Ростове». Говорили мне: «Ты в играх был таким злым! Постоянно на карточке». Луис вообще до сих пор смотрит каждый матч «Спартака».

Федор Кудряшов. Фото из личных соцсетей
Федор Кудряшов. Фото из личных соцсетей
из личных соцсетей

— Какой у Фернандо сейчас размер футболки?

— Да не толстый он! Ха-ха. Просто плотный. Но ему это вообще не мешает — никому не проигрывает ни в плане борьбы, ни по скорости. Более того, в конце сезона против него начали действовать персонально, потому что он реально ведет всю нашу игру. Шахин это быстро заметил и начал придумывать свои фишки. Например, чуть «опустил» Адриано, чтобы он больше играл в оттяжке. Они с Фернандо, конечно, друг друга понимают с полуслова. Фернандо ему отдает в ногу, не глядя. Про штрафные вообще не говорю — это отдельная история: два гола уже забил!

— Жизнь футболиста в Турции сильно отличается от жизни в Москве?

— Конечно. В Анталье очень спокойно. Обычный провинциальный город, где много русскоговорящих, а жизнь максимально размеренная. В общем, не Москва. И я, честно говоря, так к этому привык... Единственное, здесь по сравнению с Турцией очень культурно водят. Везде камеры, поэтому все соблюдают правила дорожного движения. В Турции камер нет — и все ездят как хотят. Я недавно сдавал экзамен на категорию А, чтобы водить мотоцикл. Сдал теорию, начинается практика... Едем — впереди круговое движение, где мне должны уступить дорогу. Но никто не пропускал! Когда экзамен закончился, я подошел к инспектору: «Я же все делал правильно». Он ответил: «Да. Но ты в Турции!»

— С инспектором общался на английском?

— Это в Стамбуле можно поговорить на английском. А в Анталье с этим все плохо. Поэтому помогал переводчик. Хотя я, не учив турецкий, могу спокойно что-то спросить и почти все понимаю. Но язык сложный. Я два месяца назад начал изучать китайский — вот он легче, чем турецкий.

— Зачем тебе китайский?

— Для себя. Еще поставил цель до нового года подтянуть английский. В планах — испанский. Тяга к языкам у меня появилась в Турции — первые полгода после переезда был тотальный стресс, потому что я попал туда, где вообще нет русских. А английский знал только на школьном уровне. Пришлось осваиваться и учить языки.

Федор Кудряшов. Фото из личных соцсетей
Федор Кудряшов.
из личных соцсетей

«Перед матчем с «Шахтером» ко мне подошел Нури Шахин: «Готов сыграть?»

— Последнее интервью ты давал после матча с Хорватией и закончил его фразой: «Мечтаю сыграть на ЧМ-2022 и завершить карьеру в сборной». В какой момент ты понял, что мечта не осуществится?

— Когда Россию начали исключать отовсюду, появились сомнения. Помню, как только запретили выступить паралимпийцам, я понял: не будет ни стыков, ни чемпионата мира. Получается, даже если бы не случилось моего автогола в Сплите, Россию все равно бы не пустили в Катар... Жаль, что не получилось закончить карьеру в сборной по-другому. Но ничего страшного — есть моменты важнее футбола.

— РФС до последнего подавал иски в CAS, но даже там все отклонили. Как ты реагировал?

— Все всегда говорили, что спорт вне политики. Но на деле оказалось: спорт — это и есть политика. А слова ФИФА, УЕФА, МОК и всех остальных организаций, утверждавших о независимости от политики, оказались обыкновенной ложью.

— В Турции к тебе не поменялось отношение?

— Нисколько. В первые дни только спрашивали: что и почему? Потом мы просто не затрагивали эту тему. Единственное, у нас же в конце апреля была товарищеская игра с донецким «Шахтером». Шахин предварительно подошел ко мне и уточнил, готов ли я выйти на поле. Я ответил, что никаких проблем нет, но сыграю, только если для них это тоже не будет проблемой. Выслушивать что-либо в свой адрес или получать провокации не хотелось. Нури ответил: «Я тебя понимаю. Лучше перестраховаться — отдыхай».

— Логично.

— В итоге на стадионе было шесть тысяч болельщиков. Из них пять тысяч — украинцы.

Федор Кудряшов с болельщиками «Антальяспора». Фото из личных соцсетей
Федор Кудряшов с болельщиками «Антальяспора».
из личных соцсетей

— Ты допускаешь, что еще сыграешь за сборную?

— Нет, со сборной я закончил. Мне в следующем году 36... Понятно, что есть пример Игнашевича, который играл до 40. Но объективно — я игрок не такого уровня. Тем более есть молодые ребята посильнее.

— Сколько времени тебе понадобилось, чтобы прийти в себя после автогола в Сплите?

— Немного. Понимал, что ничего уже не вернешь и не исправишь, а переживаниями только сделаю хуже самому себе. Поэтому сразу попытался переключиться. Огромное спасибо всем, кто поддержал: родным, близким, людям, которых я вообще не знаю, — сообщений было очень много! В команде тоже подбодрили — хорошо, что через четыре дня после возвращения уже была игра.

— Сколько раз пересматривал тот момент?

— В соцсетях попадалось, но намеренно — ни разу.

— Ты застал Карпина еще в «Спартаке», когда у него были самые жесткие требования по весу. Всегда вписывался?

— Было очень тяжело. Пару раз попадал на штрафы, но по мелочи... Главная подстава заключалась в том, что в ресторан в «Спартаке» нужно было приходить и уходить всем вместе. То есть все ждали, пока последний человек поест. А я, как на зло, сидел рядом с Макеевым, у которого никогда не было проблем с весом. Я-то брал на обед только супчик. А Женя — суп, салат, второе и пару десертов. И вот ты сидишь и смотришь, как он все это ест... Причем перед взвешиванием Макеев еще выпивал побольше воды, чтобы ему планку по весу особо не снижали. Уникальный!

— Ты сказал, что платил по мелочи. Но там же 100 граммов — 100 долларов.

— Мой рекорд — 600 долларов. Но Веллитон однажды привез три-четыре килограмма — взнос был солиднее. Ха-ха! На самом деле многие с трудом вписывались в вес: кто-то ложился в горячую ванную, кто-то с утра надевал болоньевый костюм и шел в тренажерку — на беговую дорожку или велосипед.

Сейчас вспоминаю всю эту весогонку и осознаю, какой же ерундой мы занимались! Делали все, чтобы сбросить вес в последний момент — прямо перед взвешиванием. А надо было просто правильно питаться. Только с возрастом это понимаешь. А тогда все были дураками, конечно.

Федор Кудряшов после матча с Хорватией. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Федор Кудряшов после матча с Хорватией.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

«Я тоже слышал, что в «Краснодаре» Муслин брал деньги с игроков»

— Год назад ты говорил, что счастлив в Турции, несмотря на то, что в РПЛ мог зарабатывать гораздо больше. С тех пор не думал о том, чтобы вернуться и закончить карьеру в России?

— В 35? Ха-ха!

— Златан в 40 стал чемпионом с «Миланом»!

— Так в Италии никто не смотрит в паспорт. А в России после 30 к тебе другое отношение. Ну, согласись.

— Окей: есть пример Жиркова в «Химках».

— Так, Валентиныча не трогать. Ха-ха! Юра — реально уникальный, динозавр отечественного футбола. Ладно, давай серьезно: я понимаю, что есть пример Жиркова, Березуцких, Игнашевича. Но у них другая ситуация. А я, честно говоря, и не рвусь назад. Мне реально нравится в Турции — был бы рад закончить и там.

— «Антальяспор» — твой 11-й клуб в карьере. Если бы можно было пережить все снова, какую команду ты бы выбрал?

— Ох... Понятно, что в «Спартаке» я начинал с дубля и провел больше всего времени — шесть или семь лет. Но большим домом для меня стал «Ростов». Таких эмоций я больше никогда не испытывал.

— Каждый, кто пробивается в основу «Спартака», поражается уровнем игроков. Ты тоже?

— Я был в шоке, когда приехал на просмотр! Увидел, как тренируются 13-летние, и реально подумал, что никогда не попаду в «Спартак». Тем более отбирали сразу в дубль... Просмотр длился три месяца. Спасибо Мирославу Ромащенко, который попросил меня взять. Через несколько лет он признался: «Я в тебе увидел себя: таланта особо нет, но есть характер».

Федор Кудряшов в "Спартаке" в 2007 году. Фото Никита Успенский, архив «СЭ»
Федор Кудряшов в «Спартаке» в 2007 году.
Никита Успенский, Фото архив «СЭ»

— В «Спартаке» ты начинал вместе с Дзюбой, который сейчас ведет переговоры с турецкими клубами. Веришь, что он заиграет в суперлиге?

— Я бы очень хотел, чтобы он оказался в Турции! В идеале в «Антальяспоре», хотя шансов мало, потому что это наверняка будет топ-клуб. Но убежден, что Артем станет одним из лучших бомбардиров и даже суперзвездой. С адаптацией у него точно не будет проблем — Дзюба всегда легко находил общий язык с иностранцами, его шутки и смех реально располагают к себе.

В Европе это важно. Знаешь, чем европейцы глобально отличаются от нас, русских? Они намного проще относятся к футболу. Например, перед игрой могут обниматься и болтать с друзьями из другой команды прямо в подтрибунном тоннеле. Казалось бы, через минуту важный матч, а они стоят и смеются. После финального свистка — то же самое. Причем неважно, выиграли или проиграли. Матч прошел — забыли и двигаемся дальше.

- Молодой Дзюба был таким же раскованным, как сейчас?

— Он всегда был таким! Никогда не забуду сцену в «Томи»: перед игрой с «Динамо» вся команда вернулась с разминки в раздевалку, и Дзюба с Валерой Климовым как начали друг друга стебать и подкалывать. Просто без остановки! Вся раздевалка — в слезах. Я только приехал, у меня реально был шок: как сейчас выходить играть, если вся команда стоит и ржет.

Артем Дзюба. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Артем Дзюба.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

— После «Томи» ты перешел в «Краснодар», который только вышел в премьер-лигу. Уже тогда понимал, что это будет крутейший клуб?

— Я понимал, что Галицкий знает, что делать: уже была база, строились манежи; академия, кажется, начинала функционировать. Больше всего меня поразило, что Сергей Николаевич уже тогда приезжал чуть ли не на каждую тренировку и знал все об игроках вплоть до того, у кого какая травма и как он будет восстанавливаться. Это реально подкупало.

— В том сезоне «Краснодар» тренировал Муслин, про которого говорили, что он брал деньги с игроков за попадание в состав.

— Я слышал об этом, но уже после того, как ушел из «Краснодара». Я, конечно, не всегда проходил в состав, но когда играл, то, видимо, проходил в состав за счет работы и тренировок — ко мне никто не подходил и не говорил, что нужно [платить].

— Ты три с половиной года отыграл в «Тереке». Жить в Грозном тяжело?

— Об этом лучше спросить у тех, кто сейчас играет в «Ахмате». Потому что мы три года базировались в Кисловодске и приезжали только на игры, а последние шесть месяцев жили в Грозном. Конечно, психологически мне было сложно: мусульманский регион, мало куда можно сходить... Да, я и сейчас живу в мусульманской стране, но в курортном регионе это не так ощущается.

— Легионерам «Терека» дарили машины. А премиальные в то время — самые большие в твоей карьере?

— Нет, в «Ростове» за еврокубки было больше. Сумму не назову, но поверь: на деньги за одну игру я смог бы прожить минимум полгода.

— Вау! Это притом что в «Ростове» же тогда были долги по зарплате.

— Так же, как у меня сейчас в «Антальяспоре»: задержки есть, но премиальные перечисляют через три-четыре дня после матча. Поэтому по поводу финансов особо не переживаешь. Например, я последний раз получал зарплату в январе. Но не бью тревогу, потому что вижу отношение клуба и знаю, что все будет нормально. Премиальных хватает, на них можно жить, так что ситуация некритична. В «Ростове» было то же самое.

— Ты рассказывал, как в зоопарке Кадырова Черчесов подошел к тигру и сказал: «Не рычи, я такой же». А что это вообще была за поездка?

— Честно, даже не помню, по какому поводу мы поехали в его резиденцию. Она находится рядом с «Грозным Сити», где базировалась команда. По пути было волнительно, конечно! Нас сначала отвели в гостиную, а потом — в огромный зал, где накрыли столы. Рамзан Ахматович произнес речь, были национальные танцы.

Зоопарк очень красивый, но небольшой: несколько тигров, львов. Поразило, насколько все животные были ухоженными.

Федор Кудряшов в "Ростове". Фото Александр Федоров, "СЭ"
Федор Кудряшов в «Ростове».
Александр Федоров, Фото «СЭ»

— Ты сказал про премиальные в «Ростове» за еврокубки — с кем из топ-клубов было сложнее всего играть?

— С «Атлетико». Сто процентов. Бердыев нам сразу сказал: «Это одна из немногих команд, где все звезды отрабатывают [в обороне]». Сколько у них было моментов, когда после потери мяча даже Гризманн несся назад! Поэтому Бекиич сразу предупредил: «Нас ждет самый тяжелый соперник из всех возможных». Так и оказалось.

«Плачу 40 тысяч евро тренеру, с которым работают Буффон и Модрич»

— Ты до сих пор работаешь с индивидуальным тренером из Сербии, с которым работают Буффон, Модрич, Марсело и другие суперзвезды?

— С Андрея Милутиновичем, да. Меня на него вывел Маматкулыч [Рашид Рахимов]. Когда играл в «Тереке», травмировал коленный сустав: на сборах в Австрии подвернул ногу, и колено «ушло». У Рахимова был друг в Сербии, который посоветовал хорошего реабилитолога. Я приехал, он меня восстановил.

Федор Кудряшов. Фото из личных соцсетей
Федор Кудряшов.
из личных соцсетей

Потом я перешел в «Ростов», где мучился из-за странной проблемы: не мог отыграть интенсивный матч целиком, минуте на 70-й просто заканчивались силы. Написал Милутиновичу. Андрея ответил: «Приезжай после сезона, протестируем тебя и разберемся». Я приехал, сдал кучу тестов — на легкие, все остальное. Оказалось, не было силы в ногах. Мы начали исправлять проблему и сотрудничаем до сих пор. Если бы не он, я бы давно закончил с футболом.

Он расписывает программу от игры до игры. Которую нужно выполнять до тренировки и после. До — это в основном работа на подготовку мышц, чтобы избежать травмы. А после — силовая работа на повышение силы в ногах. Плюс есть упражнения на укрепление уязвимых точек. У меня иногда всплывают проблемы со спиной и задней [поверхностью бедра].

— Сколько это стоит?

— В год — 40 тысяч евро.

— Для футболиста это доступная сумма. Почему многие этим не пользуются, если это так полезно?

— Многим просто лень все это делать. Мне этих денег не жалко — понимаю, что взамен укрепляю здоровье. Для меня это уже как часть жизни: есть футбол, а есть дополнительная работа в виде подготовки к тренировкам и восстановлению после.

— Милутинович что-то рассказывал про тренировки Буффона или Модрича?

— Он иногда скидывает геолокации, куда летит: то «Милан» с «Реалом», с «Ман Сити» работал, ведет сборную Сербии, а на Евро-2020 работал с хорватами. С Буффоном он вообще сотрудничает 20 лет! Андрея мне рассказывал, что перед началом прошлого сезона написал ему: «Джиджи, тебе 44 — подготовлю программу полегче, чтобы ты просто держал себя в тонусе». Буффон ему ответил: «Нет-нет-нет! Мне нужна максимальная нагрузка — хочу играть и должен быть в порядке».

— С Буффоном понятно. А сколько ты планируешь играть? Через год заканчивается контракт, тебе будет 36 — на этом все?

— Нет! Хочу еще. Опять же, все будет зависеть от физического состояния. Но я на сто процентов уверен, что не буду подвержен травмам. Желания играть у меня — море! Дай бог, помимо этого сезона проведу еще два-три года. А там, может, и до 40 дотяну.