Статьи

Председатель антидопинговой комиссии Международной федерации бобслея и скелетона голландец Дольф Сегаар впервые прокомментировал свое решение не дисквалифицировать российских чемпионов Сочи-2014 Александра Зубкова и Александра Третьякова даже после получения мотивировочной части по их делам из МОК.

Фамилия Сегаара не на слуху, в отличие от множества его коллег-адвокатов и руководителей международных федераций. Между тем, именно голландский юрист принял решение, которое может повернуть вспять ход истории. В то время как дисциплинарная комиссия МОК одно за другим штампует решения о дисквалификациях наших героев Сочи, Сегаар имел мужество отказаться от санкций в отношении спортсменов.

Антидопинговая комиссия Международной федерации бобслея, которую возглавляет Сегаар, стала единственной, которая даже после получения из МОК мотивирочной части по делам российских спортсменов не стала накладывать никаких санкций. Сегаар посчитал недостаточными аргументы обвинения, даже для того, чтобы применить временное отстранение, не говоря уже о дисквалификации.

Это решение не только идет вразрез с политикой МОК, но не устроило даже руководство самой федерации. Теперь федерация обратилась в Спортивный арбитражный суд (CAS) с иском против собственной комиссии, в попытке добиться санкций для Зубкова и Третьякова. Это уникальный случай. Обычно комиссии лишь подтверждают мнение федерации, но не выступают открыто против собственного начальства. Дольф Сегаар согласился дать эксклюзивное интервью "СЭ", в котором объяснил свою позицию.

СОВЕТУЮ РОССИЯНАМ ИДТИ В ГРАЖДАНСКИЙ СУД

– Господин Сегаар, в своем решении по Зубкову и Третьякову вы написали дословно: "Комиссия пришла к выводу, что тот факт, что доктор Родченков не присутствовал на слушаниях дисциплинарной комиссии, а давал показания только напрямую мистеру Макларену, является нарушением Всемирного антидопингового кодекса". Я правильно понимаю: вы так же считаете незаконным и решение МОК по поводу дисквалификаций и отъема медалей у россиян?

– Мы с коллегами считаем, что без возможности перекрестного допроса доктора Родченкова невозможно принять юридически обоснованное решение. Профессор Макларен не может заменить собой антидопинговую комиссию. Тем более он уже заявил, что занимался расследованием допинговых схем в целом, а не частных случаев отдельных спортсменов. Допрос доктора Родченкова Макларен проводил не с целью выяснения обстоятельств отдельных случаев, они просто упоминались по ходу беседы. Я считаю, что пока доктор Родченков не предстанет перед комиссией МОК, ВАДА или федерации, мы не можем говорить о проведении честного судебного процесса. И мы рассчитываем, что CAS в своем решении согласится с нашими аргументами и попросит МОК пригласить Родченкова на заседание. Я не собираюсь оспаривать заявления Макларена или Родченкова, но хочу, чтобы, прежде чем оценивать их достоверность, у сторон была возможность задать вопросы ключевому свидетелю.

– Вы сами пробовали пригласить Родченкова на слушания своей комиссии?

– Нет, потому что это бессмысленно. Мы должны были принять только промежуточное решение о временном отстранении спортсменов, это не было даже финальное заседание. Если CAS не согласится с нашей точкой зрения и посчитает, что доктор Родченков является надежным свидетелем, даже несмотря на собственное отсутствие и невозможность перекрестного допроса, тогда нам и не будет смысла приглашать его в дальнейшем.

– Федерация бобслея стала одной из немногих, которая не наложила на дисквалифицированных МОК спортсменов никаких санкций, и они спокойно продолжают выступать. Почему, на ваш взгляд, остальные международные федерации не последовали вашему примеру?

– Я хочу обратиться к делу, которое уже было заслушано в CAS в отношении Международной лыжной федерации. Тогда арбитраж согласился с тем, что имеющихся доказательств достаточно для временного отстранения спортсменов. То есть те федерации, которые сейчас временно отстранили россиян, поступают в соответствие с правилами. Но мы, повторюсь, стремились к объективному процессу. Хотя Международная федерация бобслея уже обратилась в CAS, и есть вероятность, что наше решение будет отменено.

– Как вы оцените шансы на то, что CAS поддержит именно вашу позицию?

– Наверное, 50 на 50. Но в любом случае, как мне кажется, тут надо апеллировать к Конвенции по правам человека. У каждого человека есть право на объективный процесс в суде, тем более что тут ставки высоки – зачастую это олимпийская медаль или дальнейшая карьера.

– Я правильно понимаю, что даже в случае неуспеха в CAS вы рекомендуете российским спортсменам продолжать защищать свои права в гражданских судах?

– Да. Единственное, процесс в гражданском суде может занять очень много времени. CAS гораздо оперативнее.

Александр ТРЕТЬЯКОВ (второй слева) на церемонии закрытия Игр-2014.

СОХРАНИЛ "ТВЕНТЕ" МЕСТО В ПРЕМЬЕР-ЛИГЕ

– У некоторых спортсменов царапин на пробирках не нашли, у некоторых они есть, или присутствует аномальное содержание соли. Почему все дела решаются под одну гребенку? Выше ли шансы на успех в CAS у тех, к кому, кроме "списка Дюшес", нет никаких претензий?

– Вы правы в том, что дела отдельных спортсменов отличаются, и эти отличия могут сыграть свою роль в каждом конкретном случае. Но я бы не хотел сейчас вдаваться в эти детали, так как к нашему решению они отношения не имеют.

– Вам впервые приходится сталкиваться с ситуацией, когда международная федерация подает апелляцию в CAS на решение собственной комиссии?

– Я больше не слышал о подобных случаях. Обычно с апелляцией в CAS на то или иное решение международной федерации идет ВАДА. Но что бы ни случилось, я нормально к этому отнесусь.

– Вас не пытались в частном порядке убедить в руководстве федерации принять "нужное" решение по россиянам?

– Нет, ничего подобного не было.

– Расскажите немного о своей биографии?

– Я работаю юристом с 1989 года и специализируюсь на спортивном праве. В прошлом году участвовал в довольно громком деле, когда несмотря на финансовые проблемы, нам удалось сохранить футбольному клубу "Твенте" место в эредивизи. Также примерно с 2000 года я занимаюсь проблемой допинга и на протяжении примерно восьми лет возглавлял антидопинговую комиссию в Олимпийском комитете Нидерландов.

– Что вы можете сказать о решении МОК временно отстранить Олимпийский комитет России? Вы согласны с ним – ведь там тоже в основе лежали показания Родченкова?

– Это совсем другой вопрос, чем тот, который рассматривали мы. Мы изучали случаи отдельных спортсменов, а тут некая общая тема. Я не возьмусь ее комментировать.

Перейти к комментариям
24
Загрузка...
Новости по теме