Бокс/ММА

18 января, 18:15

«Из-за слов Рогана мне надо аккуратно ходить по улице». Интервью Бетербиева после возвращения в Россию

Бетербиев прилетел в Россию после боя и ответил на вопросы журналистов
Ислам Бабаджанов
Корреспондент отдела единоборств
Чемпион мира по боксу ответил на вопросы журналистов в аэропорту.

14 января в Квебеке Артур Бетербиев нокаутировал Каллума Смита в седьмом раунде и защитил пояса в полутяжелом весе по версиям WBC, WBO и IBF. Спустя четыре дня боксер вернулся в Россию — в аэропорту Домодедово его встретили болельщики и журналисты. Представителям СМИ Бетербиев рассказал о планах по поединку с Дмитрием Биволом, отреагировал на слова Джо Рогана после боя и ответил, назовет ли себя когда-нибудь хорошим боксером.

— Как долетели? Все ли хорошо?

— Пойдет.

— Вы, наверное, уже привыкли, что вас так встречают каждый раз в аэропортах? Уже пальцев на руках не хватает, чтобы пересчитать.

— Очень приятно, когда дома, на родине так встречают. Здесь понятно, где родина.

— После непростого боя насколько уже восстановились, насколько все хорошо?

— Уже восстановился, чуть-чуть глаз не отошел, синяк.

— Какая программа здесь, в России? Что будете делать? Наверное, родных посетите?

— Да, конечно.

— Вы очень скромный человек, не теряетесь в таком вот торжестве?

— Смущаюсь, но что делать (улыбается). Приходится.

— Насколько тяжело было драться с соперником?

— Ну, как... Видно было, что они очень хорошо подготовились к бою. Каллум Смит, кажется, все поставил на этот бой. Этим он и был зрелищным. Выиграл сильнейший.

— Готовы ли были к такому здоровенному сопернику?

— Я, когда бой пересматривал, потом уже осознал, что он крупненький был. Вроде говорят, что я в этом весе крупный, а, оказывается, есть еще крупнее.

— Дальше что? Бивол впереди?

— Надеюсь, дальше будет объединительный бой [с Биволом]. Пока только разговоры. Хочу сделать бой.

— Вы дали понять, что Дмитрий Бивол лжет, сказав, что подписал контракт на бой, но справедливости ради нужно отметить, что он не говорил такого, он сказал, что дал согласие на объединительный бой.

— Он же боксер — боксеры, бывает, забывают, что говорят. Не будем его судить строго. Если он подписал [контракт], это хорошо.

— Это западный журналист Дэн Рафаэль сказал, что контракт на бой подписан.

— Я же не в первый раз подписываю контракты на бой. Если я подписываю контракт на бой, я боксирую. Как он может контракт со мной подписать на бой, если у меня бой через две-три недели?

Артур Бетербиев.
Фото Соцсети

— Поддерживаете ли общение с Джорджем Сен-Пьером?

— Как раз в самолете встретились, когда летели из Монреаля в Дубай. К его сожалению, он мне предложил сыграть в шашки.

— Как закончилась игра?

— Это останется интригой (улыбается).

— Кто больше удивил в шашках?

— Пока нет таких.

— Не хочет ли Сен-Пьер выступить по боксу?

— Он категорично говорит, что больше не возвращается в спорт. По грэпплингу, может, будет выступать. В UFC, в бои не будет возвращаться.

— Вы после боя сфотографировались с Бобом Арумом. От него была информация о том, когда состоится бой с Биволом? Когда начнутся переговоры?

— Нет. Я был в дороге. Думаю, несколько дней — и будут новости.

— Если новостей не будет и боя с Биволом не будет, то сильно расстроитесь?

— Нет. Почему? Не расстроюсь. Там же будет кто-то, кто захочет боксировать.

— Но у него не будет пояса.

— Какая разница? Я же последние четыре-пять лет открыт к этому бою. Я же не говорил, что не хочу этого боя. Всегда был открыт, и мы сделали несколько объединительных боев. Это вопрос к нему, не ко мне.

— Перед важными боями кто-то говорит, что готов драться бесплатно, кто-то говорит, что это должен быть его самый большой гонорар. Опишите желаемый гонорар за бой с Биволом? Какой бы вы хотели и важен ли он для вас?

— Все вместе, если сказать. Если одним словом сказать, все вместе. Я никогда не был сильно завязан на деньгах. Я так понимаю, что деньги — тоже хорошо. Но никогда не было страсти к деньгам, чтобы только денежный вопрос. Мне больше титулы всегда были интересны.

Артур Бетербиев со своей командой.
Фото Соцсети

— О вас Джо Роган очень тепло высказался. Видели его слова?

— Он не тепло, он какие-то плохие вещи сказал. Сказал, что я нехороший человек, туда-сюда. Это же не «тепло» называется, это он людей пугает. Сейчас мне надо аккуратно ходить на улице, шарахаться будут от его слов. Не от меня, а от его слов, что он так представил меня (улыбается).

— Он сказал, что надеется, что вы получите тот бой, который заслуживаете.

— Буду с ним вместе надеяться.

— У вас есть понимание, что бой за звание абсолютного чемпиона мира — это высшая цель?

— Посмотрим. Я не мечтаю, как сказать... Я хочу этот бой, но если что-то не складывается, что мне о нем горевать? Вообще я хотел олимпийским чемпионом стать, я из-за этого пришел в бокс. Я даже не думал тогда о профессиональном боксе, так получилось.

— Вы часто говорите, что хотите стать хорошим боксером. Если станете абсолютным чемпионом мира, можно будет сказать: «Я хороший боксер»?

— Мне задавали этот вопрос, я почувствовать должен, что я хороший боксер. Это не от титулов, мне кажется, зависит. Если я почувствую, я скажу обязательно, что я хороший боксер. Но я не думаю, что скажу это.